ООО «НПО «СЕВЕРНАЯ АРХЕОЛОГИЯ-1»
628305, РФ, ХМАО-Югра,
г. Нефтеюганск, а/я 398
Т/ф:   (3463)29-46-23
  • Мангазея: новые археологические исследования
  • Мангазея: кожаные изделия
  • Обдорский край и Мангазея в XVII веке
  • Мангазея – первый русский город в Сибирском Заполярье
  • Надымский городок в конце XVI – первой трети XVIII вв. История и материальная культура.
  • Полярный архив, том 1
  • Святилище Ай-орт-ики на реке Малый Салым: историко-этнологическое исследование
  • Погребальный обряд русских Среднего Прииртышья XVII – XIX вв. По материалам комплекса Изюк-1
  • Раннесредневековые золоченые шлемы. Новые находки и наблюдения
  • Краеугольный камень, том I
  • Краеугольный камень, том II
  • Река Аган и ее обитатели, том I
  • Река Аган и ее обитатели, том II
  • Салымский край
  • Населенные места Салымского края
  • Материалы и исследования по истории Северо-Западной Сибири
  • Коч — русское полярное судно: проблемы исследования и реконструкции
  • Мифологика мира мертвых
  • Поселение и могильник Частухинский Урий
  • УДК 902.2(571.121) ББК 63.52(2Р53) В 428
    Визгалов Г. П., Пархимович С. Г. Мангазея:
    новые археологические исследования (материалы
    2001-2004 гг.).
    - Екатеринбург-Нефтеюганск: изд-во «Магеллан», 2008.
    - 296 с.ISBN 978-5-903594-09-2
    Книга посвящена результатам археологических раскопок 2001-2004 гг. русского города Мангазея, существовавшего в XVII веке на Крайнем Севере Западной Сибири. Основное содержание работы — реконструкция культуры (хозяйства, быта, домостроения, верований и др.) русского населения Севера Западной Сибири первой половины XVII века по материалам новых исследований городища Мангазея, в которых, кроме исторических и археологических методов, были широко использованы методы естест­венных наук.
    В книге изложены новые предложения по планировочной структуре города и архитектур­ным реконструкциям, выполнена статистика и типология археологических предметов, сделаны выводы о характере хозяйства, видах ремесел, основных занятиях и играх, представлены сведения по обрядовой деятельности, системе питания, гигиене, грамотности населения Севера Сибири XVII века.
    Приведенные в книге материалы доказывают, что археологическое исследование Мангазеи далеко от завершения и на этом уникальном памятнике будет сделано еще много новых археологических открытий.Книга предназначена археологам, историкам, этнографам и всем, кому интересна история и культура периода освоения русскими Крайнего Севера Сибири.

    Ответственный редактор чл.-корр. РАН

    Е. Н. Носов

    Рецензенты д. и. н. А. Н. Кирпичников, д. и. н.   А.В. Курбатов

    Руководитель издательского проекта к. и. н. А. Я. Труфанов

    Техническое редактирование иллюстративного ряда М. Л. Попадкин, А. В. Попадкина, А. Я. Труфанов

    Полевые исследования финансировались Департаментом информации и социально-политических исследований

    Администрации Ямало-Ненецкого автономного округа,

    Департаментом по культуре, молодежной политике и спорту Администрации Ямало-Ненецкого автономного округа, ООО «НПО «Северная археология» МУ Нефтеюганского района «Центр историко-культурного наследия»

    © Г. П. Визгалов, С. Г. Пархимович © Департамент информации и общественных связей ЯНАО

    ISBN 978-5-903594-09-2

     

    ОГЛАВЛЕНИЕ

    Введение

    ГЛАВА 1.

    МАНГАЗЕЯ: ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ, ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ, ИСТОРИОГРАФИЯ

    1.1.    Письменные источники о Мангазее

    1.2.    История исследования Мангазейского городища

    1.3.    Мангазея в историографии русского освоения Крайнего Севера Сибири

    ГЛАВА 2.

    ЛАНДШАФТ, ЭТНИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ РЕГИОНА

    И ТОПОГРАФО-ПЛАНИРОВОЧНАЯ СТРУКТУРА ГОРОДА МАНГАЗЕЯ

    2.1.    Ландшафтно-климатическая характеристика

    2.2.    Этническая ситуация в бассейне реки Таз

    2.3.    Топография памятника

    2.4.    Планировочная структура города Мангазея и его окрестности

    ГЛАВА 3.

    ПОСТРОЙКИ МАНГАЗЕЙСКОГО ПОСАДА ПО МАТЕРИАЛАМ РАСКОПОК 2001-2004 годов И ПРОБЛЕМА РЕКОНСТРУКЦИИ РУССКОГО СИБИРСКОГО ЖИЛИЩА XVII ВЕКА

    3.1.    К истории изучения русского сибирского домостроения XVII века

    3.2.    Постройки мангазейского посада

    ГЛАВА 4.

    МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА ЖИТЕЛЕЙ МАНГАЗЕИ

    4.1.    Принадлежности охоты

    4.2.    Принадлежности рыболовства

    4.3.    Принадлежности металлообработки

    4.4.    Принадлежности деревообработки

    4.5.    Детали архитектурных конструкций и их крепления

    4.6.    Средства передвижения

    4.7.    Принадлежности кожевенного и швейного ремесла

    4.8.    Одежда

    4.9.    Украшения

     

    4.10.     Обувь

    4.11.     Инструментарий домашнего производства

    4.12.     Предметы быта

    4.13.     Предметы гигиены

    4.14.     Принадлежности игр

    4.15.     Православные атрибуты

    4.16.     Предметы аборигенной культуры

    ГЛАВА 5.

    ХОЗЯЙСТВО И БЫТОВАЯ КУЛЬТУРА

    5.1.    Охота

    5.2.    Рыболовство

    5.3.    Животноводство

    5.4.    Система питания и гигиена

    5.5.    Керамическое ремесло

    5.6.    Металлообработка

    5.7.    Портняжное и обувное ремесло

    5.8.    Обработка дерева

    5.9.    Косторезное ремесло

     

    5.10.    Торговля и денежное обращение

    5.11.    Бытовая культура и досуг

    ГЛАВА 6.

    ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА

    6.1.    Религиозные традиции и их атрибуты

    6.2.    Грамотность

    6.3.    Музыкальная культура

    Заключение

    Источники и литература

    Список сокращений

    Список приложений

    ПРИЛОЖЕНИЯ

    1. Текстовые
    2. Таблицы
    3. Иллюстрации
    4. Карты и чертежи – см. ОТДЕЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ

    Мангазея — первый русский город Сибирского Заполярья, с которым связаны ярчайшие страницы ис­тории первоначального освоения Сибири Русским государством. Основанный в 1601 году на реке Таз, он пережил стремительный взлет, став основным поставщиком в государеву казну ценнейшей валюты XVII века — пушнины, или «мягкой рухляди», но просуществовал недолго: в 1672 году его жители переселились на Турухан — левый приток Енисея, в Туруханское зимовье (впоследствии — Новая Мангазея, а затем — Ста-ротуруханск). От былого величия Мангазеи остались затерянные и заросшие бурьяном руины.

    После более чем двухвекового забвения о «златокипящей государевой вотчине» вспомнили сначала исто­рики, а затем и археологи. Благодаря их работам, полулегендарная история Мангазеи «обросла» реальными именами, фактами и событиями. После археологических исследований Мангазейского городища, осущест­вленных в 1946 году В. Н. Чернецовым и в 1968-1970 и 1973 годах экспедицией Арктического и Антарктичес­кого научно-исследовательского института (ААНИИ) под руководством М. И. Белова, стала очевидной уни­кальность этого памятника. В промерзшем культурном слое прекрасно сохранились обычно недолговечные артефакты из органики — дерева, кожи, кости, тканей и пр., а также палеоэкологические материалы.

    Полученные при раскопках богатейшие коллекции самых разнообразных изделий и вскрытые на большой площади остатки деревянных построек позволили исследователям получить представление о характере ма­териальной культуры первых русских поселенцев и планиграфии города. Кроме того, обнаружение большо­го количества деталей разобранных кораблей — кочей, использовавшихся в домостроительстве, позволило М. И. Белову осуществить попытку реконструкции облика этого древнерусского судна. Еще одним дости­жением экспедиции ААНИИ следует признать применение на массовом материале дендрохронологического метода, позволившего датировать большинство вскрытых построек.

    Вышедшая в 1980 и 1981 годах двухтомная монография М. И. Белова, О. В. Овсянникова и В. Ф. Старкова, в которой были подведены итоги четырехлетних раскопок Мангазейского городища, вызвала заметный резонанс в научном сообществе и в значительной степени способствовала последовавшему подъему интереса у археоло­гов к изучению материальной культуры русского населения Сибири и Дальнего Востока XVII-XVIII веков.

    Ранее археологическое изучение первых русских городов и острогов за Уралом, как правило, ограничива­лось небольшими разведочными раскопами, в частности — на Лозьвинском городке, в Верхотурье и Пельше (В. А. Оборин). Начиная с 1980-х годов, в Сибири развернулись планомерные раскопки русских памятников XVII-XVIII веков. Особенно актуальны такие исследования были для памятников конца XVI-XVII веков, сла­бо обеспеченных данными письменных источников. Да и для в изучении многих малых городков и острогов и тем более — сельских поселений XVIII века археологические материалы остаются единственным источником. Достаточно масштабные раскопки проводились на Лозьвинском городке (1981-1984 гг.), Карачинском поселе­нии (1981-1984 гг.), в Верхотурье (ежегодно, начиная с 1989 г.), Томске (1980-е гг.), Тюмени (1988 г.), Тобольске (с конца 1990-х гг.), Бергамацком остроге и на сельском поселении Изюк I (с 1996 г.). Для большинства этих па­мятников характерна значительно меньшая степень сохранности изделий из органических материалов, чем на Мангазейском городище, а также насыщенность культурного слоя находками XVII-XIX веков, что затрудняло датировку и интерпретацию ранних построек. В этой ситуации материалы раскопок Мангазейского городища выступают как эталонные.

    После раскопок М. И. Белова уникальный памятник на долгие годы оказался вне поля зрения археологов, так как авторы монографии заявили о практически полном его изучении.

    Возобновленные в 2001 году экспедицией НПО «Северная археология» аварийно-спасательные раскоп­ки на раскопе № 22 экспедиции ААНИИ дали совершенно неожиданные результаты. Выяснилось, что в ходе прежних работ здесь была вскрыта лишь верхняя часть культурного слоя и, в основном, поздние постройки.

    Полное исследование культурного слоя на всей площади раскопа № 22 до сих пор не завершено из-за сильного промерзания нижних горизонтов, но уже сегодня ясно, что информационный потенциал Мангазей-ского городища на самом деле гораздо выше, чем это представлялось до сих пор. Плотность залегания находок многократно превосходит аналогичный показатель раскопок экспедиции ААНИИ.

    Новая коллекция, полученная с одного (!) из недокопанных раскопов, оказалась не только больше прежней, происходящей с огромной (1,5 га) площади, но и разнообразнее — выявлены ранее неизвестные категории и типы артефактов.

    Новые раскопки носили комплексный характер: помимо археологических, широко использовались дендрохронологический и палеоэкологический методы исследования. Впервые после разведочного обследо­вания В. Н. Чернецова на городище был произведен сбор археобиологических образцов. Анализ огромной коллекции, включающей кости животных, волосы, шерсть, экскременты и семена растений, позволил дать объективную характеристику системы жизнеобеспечения города — хозяйства, системы питания, состояния здоровья и уровня гигиены жителей.

    Сбор исчерпывающей информации о конструкции остатков построек и их расположении в раскопе дал возможность впервые для Мангазейского городища осуществить их графические реконструкции и выяснить последовательность застройки исследованного участка посада.

    В процессе изучения многочисленных фрагментов деталей кочей были выявлены новые данные для ре­конструкции этого типа древнерусских судов — основного транспортного средства русских первопроходцев сибирского Севера.

    В целом возобновившееся археологическое исследование Мангазейского городища показало несомненную продуктивность целенаправленных аварийно-спасательных работ в старых раскопах экспедиции ААНИИ.

    Конечной целью исследования Мангазейского городища, безусловно, должна стать реконструкция куль­туры русского населения Сибири XVII века. В то же время мы убеждены в преждевременности попыток ре­конструкции облика города в целом и исчерпывающей характеристики культуры Мангазейского населения. Для этого необходимо продолжать целенаправленные многолетние (как, например, в Новгороде Великом) раскопки Мангазейского городища. Только полное исследование культурного слоя на большой площади и максимальное использование возможностей комплексного анализа материалов раскопок, вкупе с данными письменных источников, позволит осуществить достаточно объективные реконструкции.

    Исходя из этого, мы определили более скромную цель настоящего издания — ввести в научный оборот основные результаты раскопок 2001-2004 годов (палеоэкологические материалы и результат работ последу­ющих полевых сезонов будут опубликованы позднее). Публикация новых материалов является промежуточ­ным этапом на пути к конечной цели исследований Мангазейского городища, начатых В. Н. Чернецовым, М. И. Беловым, О. В. Овсянниковым и В. Ф. Старковым.

    Надеемся, что предлагаемая книга, наряду с новыми экспозициями Ямало-Ненецкого окружного музея в Салехарде и Красноселькупского районного краеведческого музея, в которых представлены находки новых раскопок Мангазейского городища, будет способствовать популяризации историко-культурного наследия первых русских поселенцев сибирского Севера.

    Выражаем глубокую благодарность и признательность всем тем, без чьей поддержки, понимания и участия новые раскопки Мангазейского городища были бы невозможны: начальнику отдела по науке де­партамента информации и социально-политических исследований С. Е. Алексееву (Салехард), сотруднику департамента по культуре и молодежной политике и спорту А. В. Подусовой (Салехард), специалисту де­партамента по науке, информации и социально-политическим исследованиям Е. Н. Пушковой (Салехард), частному предпринимателю, владельцу базы отдыха «Мангазея» Ю. И. Письменову (Новый Уренгой), ди­ректору краеведческого Красноселькупского музея В. В. Сумину (пос. Красноселькуп), рыбацкой бригаде ООО «Дары природы» (пос. Толька).

    В составе экспедиции наряду с сотрудниками «Северной археологии» работали студенты исторического факультета Тобольского государственного пединститута им. Д. И. Менделеева и сотрудники Тобольского государственного историке-архитектурного музея-заповедника. Мы признательны им за самоотверженный труд в сложных условиях Сибирского Заполярья. Особо отметим вклад ветеранов и энтузиастов, а также спе­циалистов мангазейской экспедиции — А. С. и С. А. Кухтериных (Тюмень), А. В. Терлеевой, Е. В. Кисляковой, Ю. В. Костылева (Екатеринбург), Н. П. Мартынюк (Курган), палеозоологов А. Н. Петрова, Н. Е. Бобковской, археолога С. Ю. Пархимович и дендрохронолога В. М. Горячева.

    .

    НАВЕРХ

    ❋   18 апреля - Международный день охраны памятников и исторических мест       ❋   15 августа - День археолога