ООО «НПО «СЕВЕРНАЯ АРХЕОЛОГИЯ-1»
628305, РФ, ХМАО-Югра,
г. Нефтеюганск, а/я 398
Т/ф:   (3463)29-46-23
  • Мангазея: новые археологические исследования
  • Мангазея: кожаные изделия
  • Обдорский край и Мангазея в XVII веке
  • Мангазея – первый русский город в Сибирском Заполярье
  • Надымский городок в конце XVI – первой трети XVIII вв. История и материальная культура.
  • Полярный архив, том 1
  • Святилище Ай-орт-ики на реке Малый Салым: историко-этнологическое исследование
  • Погребальный обряд русских Среднего Прииртышья XVII – XIX вв. По материалам комплекса Изюк-1
  • Раннесредневековые золоченые шлемы. Новые находки и наблюдения
  • Краеугольный камень, том I
  • Краеугольный камень, том II
  • Река Аган и ее обитатели, том I
  • Река Аган и ее обитатели, том II
  • Салымский край
  • Населенные места Салымского края
  • Материалы и исследования по истории Северо-Западной Сибири
  • Коч — русское полярное судно: проблемы исследования и реконструкции
  • Мифологика мира мертвых
  • Поселение и могильник Частухинский Урий
  • УДК 902.2(571.121) ББК 63.52(2Р53) В 428

    Кардаш О. В. Надымский городок в конце XVI - первой трети XVIII вв.
    История и материальная
    культура.
    - Екатеринбург-Нефтеюганск: изд-во «Магеллан», 2009. – 360 с.

    ISBN 978-5-903594-12-2

    Книга посвящена результатам комплексного археологического исследования памятника аборигенной культуры народов Крайнего Севера Западной Сибири — Надымского городка, проводившегося под руководством автора в 1998-2005 годах. Городок был основан в конце XII века и существовал до 1730 года как населенный пункт аборигенов, который в XVII-XVIII веках функционировал как зимняя резиденция вождей военно-политического объединения Большая Карачея, включавшего общины остяков и самоедов. Полностью изучены лишь слои XVI-XVIII веков, нижележащие — схвачены мерзлотой. Уникальные природные условия обеспечили идеальную сохранность в культурном слое предметов из органических материалов, что позволило сделать объективные выводы и реконструкции.

    Основное содержание работы — реконструкция истории и культуры (архитектуры, быта, хозяйства, общества, верований и др.) коренного населения севера Западной Сибири конца XVI – первой трети XVIII веков по материалам новых исследований, в которых, кроме исторических и археологических методов, были широко использованы методы естественных наук. В книге изложены результаты анализа письменных, картографических, этнологических и палеоэкологических источников. Даны результаты исследований оборонительно-жилого комплекса, реконструкция его планировки и архитектуры. Дана характеристика вещевого комплекса. На основе обобщенного анализа материалов исследования представлена реконструкция общественного устройства и хозяйства населения городка.

    Книга предназначена для археологов, историков, этнографов и всех, кому интересна история и культура аборигенных народов периода освоения русскими Крайнего Севера Сибири.

    Монография обсуждалась на секторе Славяно-финской археологии (ИИМК РАН)
    и рекомендована к изданию Ученым советом Института истории материальной культуры РАН

    Ответственный редактор
    чл.-корр. РАН Е. Н. Носов

    Рецензенты
    д. u. н. A. H. Кирпичников д. и. н. А. В. Сакса
    Руководитель издательского проекта к. и. н. А. Я. Труфанов

    Техническое редактирование иллюстративного ряда
    М. Л. Попадкин, А. В. Попадкина, А. Я. Труфанов

    Полевые исследования финансировались:
    Отделом науки департамента информации
    и социально-политических исследований
    Администрации Ямало-Ненецкого автономного округа,
    Департаментом по культуре, молодежной политике и спорту
    Администрации Ямало-Ненецкого автономного округа,
    ООО «НПО «Северная археология»»

    Монография подготовлена по инициативе Г. П. Визгалова и О. В. Кардаша
    Издание финансировалось ООО «НПО «Северная археология»» и автором

    © О. В. Кардаш, 2009

    © ООО «НПО «Северная археология»», 2009

    ОГЛАВЛЕНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ

    ГЛАВА 1. ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ

    1.1. Источники XVI-XVIII веков

    1.1.1.    Письменные источники

    1.1.2.    Картографические материалы

    1.2. Изучение Надымского городка в XIX-XX веках

    1.2.1.   Археологические исследования

    1.2.2.   Этнографические и антропологические исследования

    1.2.3.   Палеоэкологические исследования

    ГЛАВА 2. ПЛАНИРОВОЧНАЯ СТРУКТУРА И АРХИТЕКТУРА НАДЫМСКОГО ГОРОДКА

    2.1.  Общая структура и внутритерриториальные связи

    2.2.  Архитектурно-пространственная организация оборонительно-жилого комплекса

    2.3.  Многофункциональные площадки

    (торгово-гостевые, хозяйственно-бытовые, ритуальные)

    ГЛАВА 3. ВЕЩЕВОЙ КОМПЛЕКС НАДЫМСКОГО ГОРОДКА КАК ОТРАЖЕНИЕ
    УРОВНЯ РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ АБОРИГЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ СУБАРКТИКИ

    3.1.  Детали костюма: одежда, обувь, украшения

    3.2.  Принадлежности охоты и рыболовства

    3.3.  Боевое оружие.

    3.4.  Инструменты, предметы быта и домашнего обихода

    3.5.  Средства передвижения

    3.6.  Игрушки и игры

    3.7.  Культовые предметы и принадлежности ритуалов

    ГЛАВА 4. ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ РЕКОНСТРУКЦИИ
    И ЭТНИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    SUMMARY

    СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

    СПИСОК ПРИЛОЖЕНИЙ И ИЛЛЮСТРАЦИЙ

    ПРИЛОЖЕНИЯ

    I. Документы из фонда Сибирского приказа

    II. Этнографические материалы

    III. Таблицы

    СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

    ВВЕДЕНИЕ

    До недавнего времени приоритетной задачей археологии Северо-Западной Сибири было «воссоздание истории народностей, населяющих Приобье, и в частности, этногенеза обских угров» [Чернецов, 1953. - С. 9]. В последние годы интенсивное освоение северной газовой провинции в Нижнем Приобье и на южном по­бережье Карского моря — в Ямало-Ненецком автономном округе (на Ямале) — активизировало исследова­тельский интерес и к истории коренных народов субарктической зоны Крайнего Севера Западной Сибири. Появившаяся возможность работы в этом обширном регионе определила первостепенную задачу для архео­логов и этнографов — это решение проблемы происхождения всех ныне живущих коренных народов севера Западной Сибири, а затем изучение формирования их хозяйства и традиционной культуры [Фёдорова Н. В., 2005. -С. 48].

    Тему генезиса коренных народов региона в своих работах затрагивали и продолжают разрабатывать мно­гие ученые [Чернецов, 1935; 1953; Головнёв, 1998; 2004; Фёдорова Е. Г., 1999; Фёдорова Н. В., 2000]. Однако та­кие исследования основаны преимущественно на сопоставлении письменных данных, устных сведений и фольклора с археологическими источниками, а выводы носят в большей степени гипотетический характер. В настоящее время пока еще никто из ученых достоверно не связал ни один из современных коренных народов с какой-либо древней культурой. Более того, по мнению А. В. Головнёва, ненцы — «самый крупный из коренных народов Российской Арктики остался без археологии» [Головнёв, 2004. - С. 32]. Такой вывод будет справедлив и для других народов, проживающих в регионе. На сегодня проблема соотнесения современных культур абори­генных жителей Севера с археологическими культурами древнего населения этой территории еще не решена.

    Дело в том, что основная часть исследованных археологических объектов в Северо-Западной Сибири относится к периоду до XIV-XV веков, а история и материальная культура аборигенных народов региона достаточно хорошо изучена лишь для периода XIX-XX веков. Таким образом, значительный промежуток времени — с XVI по XVIII век — остался в археологическом отношении малоизученным, а ведь именно в этот период происходили события, не только радикально изменившие историю региона, но и повлиявшие на развитие культуры всех ныне живущих здесь коренных народов.

    Следует заметить, что изучение истории развития туземных народов, населявших и ныне населяющих Север, путем сравнительного анализа материальной культуры возможно в первую очередь при наличии ком­плекса предметов из органических материалов: дерева, кости, бересты, кожи — основных источников сырья, используемых в традиционной культуре с древнейших времен. В этой связи представляется более правиль­ным определить исследование этногенеза как цель, а не как первостепенную задачу, а основную задачу все же сформулировать как комплексное изучение материальной культуры древнего аборигенного населения субарктического региона. Этногенез в какой-то степени подразумевает определение этнического самосозна­ния, чего не может сделать археология, оперирующая предметами. Но отражение менталитета людей в их вещевом мире, выявление на основе анализа предметов стереотипов поведения, уровня социального и эко­номического развития видится вполне реальным.

    Такая очередность задач и подход к их решению вытекают из опыта исследований многочисленных архео­логических памятников на территории Западной Сибири в XX веке. Дело в том, что подавляющее большин­ство поселенческих, погребальных и ритуальных объектов изучалось и изучается в Среднем Приобье — ре­гионе, где степень сохранности вещей крайне низкая. В результате в распоряжение исследователей попадает лишь незначительная часть некогда бытовавших предметов материальной культуры. По этой причине изуче­ние древних обществ Северо-Западной Сибири, как правило, сводится к определению специфики керами­ческого производства. В результате таких работ ученые имеют далеко не полный комплекс данных. Их явно недостаточно для объективного сравнительного анализа с современными аборигенными культурами и аргу­ментированных выводов о развитии материальной культуры и этногенезе этих народов.

    Долговременные стационарные исследования поселений XVI-XVIII веков, оставленных аборигенным населением субарктической зоны Северной Евразии, на территории России не проводились. Результаты эпизодических работ [Чернецов, 1935; Пашу к, 1968; Семенова, 2005} не укладываются в единую систему и не позволяют получить целостного и сколько-нибудь аргументированного представления о культуре коренных жителей региона в этот период.

    Лишь недавно, с раскопок Надымского городка под руководством автора [Кардаш, А-1999-2006], начаты обследования аборигенных памятников с замерзшим культурным слоем, содержащим практически весь ве­щевой набор. В результате появилась возможность составить наиболее полное и объективное представление о культуре народов, населявших эту местность в прошлом. Важность проведенных изысканий заключается в получении комплекса археологических данных, позволяющих всесторонне решать проблемы исторического развития населения как локальной территории — бассейна реки Надым, так и обширного региона — Северо-Западной Сибири.

    Характеризуя ландшафтно-климатические условия расположения Надымского городка, необходимо учитывать, что условия расположения любого населенного пункта в субарктической зоне Северо-Западной Сибири заслуживают особого внимания, поскольку с точки зрения современного человека являются доста­точно экстремальными для проживания. Как известно, природные особенности региона и окружающей сре­ды отражаются на всех сторонах жизнедеятельности населения и являются важным решающим аспектом в формировании культуры и менталитета его жителей. Ретроспекция современной ландшафтно-климатичес-кой ситуации на исследуемый период представляется нам достаточно достоверной, поскольку климатичес­кие условия с конца XVI века радикально не изменились, и можно практически реально представить особен­ности среды, в которой жили люди того времени.

    По современному административно-территориальному положению место нахождения Надымского го­родка принадлежит Надымскому району Ямало-Ненецкого автономного округа (рис. В.1). Памятник нахо­дится в 60 км к северу от города Надым.

    В ландшафтно-географическом плане городок расположен в дельте реки Надым, в 25 км от устья (рис. В.З), в 0,4 км от магистрального (судоходного) русла реки Надым, на острове, образованном развилкой при сли­янии двух нешироких (до 30 м) проток, соединяющих систему пойменных заливных соров (озер) с рекой (рис. В.З). Высота острова не превышает одного метра от уровня окружающей поймы, его максимальная высота вместе с культурным слоем составляет 4,5 м. По форме остров напоминает овал размерами 80 х 25 м, вытянутый с северо-запада на юго-восток.

    Заметим, что место, где расположен Надымский городок, было заселено ранее изученного периода. Ре­когносцировочные исследования разрушенной части памятника показали, что еще в период с конца IX по X век это место посетили представители вожпайской археологической культуры [Кардаш, А-2004. - С. 62]. Воз­можно, возникновение первоначального стационарного поселения на этом месте связано с периодом отно­сительного потепления климата, происходившего с середины X по XIII век (с оптимумом в конце XII в.), ко­торое, безусловно, способствовало процветанию северных экосистем [Хантемиров, Шиятов, 1999. - С. 12]. Именно с этого времени, по данным дендрохронологии, начинается непрерывное функционирование На­дымского городка, длившееся до 1730 года.

    Согласно современному физико-географическому и геоморфологическому районированию Западной Сибири, Надымская низменность, где располагается пойма реки Надым, относится к субарктической по­лосе Западно-Сибирской равнины Туруханско-Тазовской области. Ландшафт — лесотундровый (рис. В.2). В орографическом отношении пойма реки Надым представляет собой плоскую равнину, ограниченную с юга системой Обь-Енисейских поднятий. С западной стороны коренной берег переходит в Полуйскую воз­вышенность, а с восточной сохраняется смена низменных речных долин с междуречными невысокими ува­лами, формирующими коренной берег реки Пур. Формы мезорельефа отличаются мягкими очертаниями с глубиной расчленения рельефа 3-20 метров. Отдельные высоты в пойме достигают около 30 м в абсолютных отметках. Река Надым относится к типичным равнинным рекам с широкой поймой и развитой дельтой в устье (рис. В.4). Ледостав наблюдается в конце октября, весеннее очищение ото льда — в начале июня. Ос­новным климатическим процессом в этом районе, особенно в летнее время, является трансформация арк­тического воздуха в континентальный воздух субарктических широт. При этом климат речных долин отли­чается от климата водоразделов, в поймах рек удлиняется безморозный период, сглаживается ход суточных, месячных и годовых температур. Годовое количество осадков невелико и составляет в среднем около 250 мм в год. Зима длинная и очень холодная, достаточно снежная. Средние температуры трех зимних месяцев -30°. Весна короткая, полузасушливая. Осень – средней продолжительности, влажная и избыточно влажная. Лето короткое, умеренно прохладное. Средние температуры трех летних месяцев иногда превышают +10°. В целом климат территории характеризуется как среднеконтинентальный. В нижнем течении реки Надым преобла­дают пески и супеси. На участках с развитой древесно-кустарниковой растительностью — лесотундровые слабоподзолистые иллювиально-железистые и глеевато-слабоподзолистые почвы, чаще легкие по механичес­кому составу. Общий комплекс природно-климатических и ландшафтных условий обусловливает произрас­тание лесных сообществ только на возвышенных и достаточно дренированных участках. На них встречаются в основном елово-кедровые леса с большим или меньшим участием березы и лиственницы [Физико-геогра­фическое..., 1973; Алисов и др., 1954; Алисов, 1956].

    Пока не совсем понятна причина основания городка в пойменной части дельты реки Надым. Протоки, на слиянии которых расположен городок, не изобилуют рыбой, а зимой же в них рыбы вовсе нет. Промыс­ловые угодья нельзя назвать самыми лучшими. Условия для содержания домашнего оленя — ягельные паст­бища — в непосредственной близости отсутствуют. Существенным неудобством для проживания в летнее время является северный ветер, периодически нагоняющий воду с Обской губы, которая, полностью зато­пляя дельту Надыма, делает городок островом. В окрестностях отсутствует строевой лес. Ближайший плакор расположен в 10 км к западу. Кроме того, в окрестностях имеются острова, более удобные для поселения и проживания. Все это позволяет предполагать особую причину основания поселения именно здесь. Наиболее вероятно, что место для расположения городка было выбрано из стратегических соображений и находилось близ перекрестка (узла) транспортных магистралей и торговых путей.

    Методика исследования Надымского городка была основана на комплексном источниковедческом под­ходе и включала два основных этапа исследований — выявление и анализ источников. Причем на обоих этапах изучение материалов происходило с применением не только гуманитарных, но и естественнонаучных методов. В итоге изучение памятника, помимо археологических раскопок, включило дендрохронологичес-кие, палеоантропологические, археозоологические, палеоботанические, этнографические, историко-архи-тектурные и историко-архивные исследования.

    В процессе археологических раскопок изучены слои конца XVI – первой трети XVIII веков. Сохранившая­ся к настоящему времени часть территории Надымского городка составляет около 1200 кв. м с культурным слоем мощностью от 0,1 до 3,5 м. Раскопанная нами площадь памятника достигает 650 кв. м, из которых 350 кв. м — это площадь оборонительно-жилого комплекса, что, в общем, составляет около половины терри­тории памятника. Мощность снятого культурного слоя на разных участках достигает от 0,50 до 1,65 метра в зависимости от сохранности слоя изучаемого периода. В результате раскопана часть оборонительно-жилого сооружения, вмещавшего 16 жилых и хозяйственных построек. Полученная коллекция состоит из 5909 арте­фактов, относящихся к 250 категориям.

    Полевые работы проводились на объекте неординарной сохранности, что выражалось, в первую очередь, в наличии замерзшего культурного слоя. Это обстоятельство сразу же потребовало разработки специфичес­ких подходов к его изучению, в том числе корректировки общепризнанных традиционных методов изучения археологических памятников. Ситуация облегчалась тем, что ООО «НПО «Северная археология»» парал­лельно вела раскопки городища Мангазея, находящегося в аналогичных природно-климатических условиях. Опыт приобретался в процессе раскопок.

    Раскопки на всех площадях производились с использованием необходимых технических средств (теодолит, нивелир, фотоаппарат, металлодетектор), послойно, с учетом микрорельефа памятника. В связи с различиями структуры слоя мерзлота оттаивала на разную глубину, поэтому при раскопках учитывались изменения рель­ефа, произошедшие из-за таяния мерзлоты. Культурный слой разбирался при помощи ножей, кистей, лопаток, а внутри построек его перебирали вручную и проверяли металлодетектором (рис. В.8). Фиксация конструкций построек и находок производилась традиционными археологическими методами, совмещенными с методика­ми, применяемыми в архитектуре и архитектурной реставрации для обмеров зданий и сооружений.

    Часть памятника, интенсивно разрушаемая водами протоки, ежегодно консервировалась и укреплялась с целью сохранения объекта исследования и обеспечения безопасности работ на прилегающих к осыпи учас­тках, поскольку именно на летние месяцы, когда происходит максимальное оттаивание слоя, приходится период интенсивного разрушения (рис. В.9-В.11). Ежегодная консервация раскопа перестала практиковать­ся, поскольку препятствовала оттаиванию культурного слоя, кроме того, площадь раскопок возрастала, а извлеченный слой был необходим для укрепления осыпи берега. Консервация извлекаемых предметов, осо­бенно из органических материалов, производилась в полевых условиях с использованием музейных методов реставрационных работ.

    В раскопках принимали участие представители разных научных дисциплин, самостоятельно извлекавшие и фиксировавшие образцы для их последующего анализа и изучения.

    Дендрохронологические исследования осуществил к. б. н. В. М. Горячев (ИЭРиЖ УрО РАН). В ходе ра­бот были взяты 1350 образцов древесины, из которых датированы около 600 экз. Для датировки построек дендрохронологическим методом отбирались образцы не только ископаемой, но и современной древесины. В лесах по реке Надым были заложены 22 Дендрохронологические точки и собрано около 950 образцов дре­весины ели, кедра и лиственницы, по которым построены обобщенные эталонные Дендрохронологические ряды протяженностью до 1100 лет.

    Палеоантропологические исследования провел к. и. н. Д. А. Ражев (ИИиА УрО РАН). В процессе раскопок обнаружены останки 13 индивидов — жителей городка и одного эмбриона. Определен их пол, возраст, пере­несенные заболевания, антропологический тип, а также реконструированы возможные варианты этничес­кой принадлежности.

    Археозоологические исследования провели к. 6. н. П. А. Косинцев, Т. В. Лобанова, А. Е. Некрасов (ИЭРиЖ УрО РАН). В результате работ было собрано и определено около 124 000 остеологических единиц, принадле­жавших 17 видам млекопитающих, 29 видам птиц и 14 видам рыб. Именно под руководством П. А. Косинце-ва в процессе раскопок формировались коллекции не только археозоологических, но и большинства других палеоэкологических материалов.

    Палеоботанические исследования осуществила О. М. Корона (ИЭРиЖ УрО РАН). В результате карполо-гического анализа культурного слоя Надымского городка семена и плоды культурных растений не обнару­жены. Выявлены семена древесных и травянистых растений, а также семена съедобных растений, произрас­тавших в окрестностях городка.

    Этнографические исследования были проведены д. и. н. Е. П. Мартыновой (Тульский госпедуниверситет) на территории Надымского района. В результате полевых работ собраны различные этнографические дан­ные, из которых особый интерес вызывают две легенды местного населения, связанные с городком.

    Историко-архитектурными исследованиями руководила Н. Н. Митина (УралГАХА). В рамках этих ра­бот были не только проанализированы остатки строений Надымского городка, но и проведено обследова­ние традиционных построек в нескольких населенных пунктах региона (пос. Горнокнязевск, нос. Питляр, пос. Мужи) [Кардаш, А-2003: Кардаш, Митина]. Все эти данные легли в основу эскизной реконструкции оборонительно-жилого комплекса отдельных построек разных типов.

    Историка-архивные исследования, проведенные к. и. н. Е. В. Вершининым совместно с автором, включили работу в архивах Москвы, Санкт-Петербурга и Тобольска. В итоге выявлено более двадцати картографичес­ких и письменных источников, имеющих прямое отношение к истории Надымского городка.

    Кроме того, автором обработаны и включены в исследование коллекции предметов и полевые материалы, хранящиеся в фондах Тобольского государственного историке-архитектурного музея-заповедника и Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (г. Санкт-Петербург), переданные на хранение предшеству­ющими исследователями.

    Хотелось бы отметить вклад В. Н. Гриценко в инициирование исследований и поблагодарить его за активную помощь в их первоначальном осуществлении. Отдельной благодарности заслуживает Г. П. Визгалов, первым давший экспертную оценку высокой культурной значимости памятника и помогавший в проведении исследо­ваний на протяжении всего времени раскопок. Мы признательны за помощь мэрии г. Надыма и Надымского района и лично А. Р. Сагияну, а также руководству предприятия «Надымгазпром», помогавшим экспедиции в первые годы раскопок. Большое спасибо руководству ОАО «Арктикнефтегазстрой» за ежегодную транспорт­ную поддержку и капитану судна «Арктика» и другу экспедиции С. В. Шергину — за постоянную помощь в ор­ганизации работ экспедиции. Мы искренне признательны С. Е. Алексееву не только за обеспечение ежегодного финансирования, но и за доверие, оказанное им отнюдь не именитым молодым исследователям.

    Автор выражает глубокую благодарность всем участникам научно-исследовательского коллектива, вы­полнявшим полевые исследования, участвовавшим в подготовке отчетов и продолжающим в настоящее вре­мя обрабатывать материалы комплексных исследований. Особо благодарим сотрудника ИЭРиЖ Светлану Трофимову, с 2000 года выполнявшую рисунки вещей.

    .

    НАВЕРХ

    ❋   18 апреля - Международный день охраны памятников и исторических мест       ❋   15 августа - День археолога